Консультация юриста
Назад

Защита прав залоговых кредиторов при банкротстве должника

Опубликовано: 19.01.2020
0
3

Усиление статуса залогового кредитора

· в Федеральный закон от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Законоб ипотеке),

· Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Законо банкротстве) и

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressde

· иные законодательные акты[1].

В июле 2009 года были приняты еще два федеральных закона — № 166-ФЗ «О внесении изменений в Закон об ипотеке» и № 195-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Защита прав залоговых кредиторов при банкротстве должника

А 23 июля 2009 года Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ выпустил Постановление № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее – Постановление Пленума ВАС № 58). В нем нашли отражение многие спорные вопросы, связанные с реализацией на практике нового законодательства о залоговых кредиторах.

Результатом внедрения законодательных новелл стало упрощение процедуры обращения взыскания на заложенное имущество.

Другим ключевым моментом стало усиление статуса залогового кредитора. Он стал по-настоящему более защищенным в сравнении со статусом других кредиторов. До внесения изменений кредиторы первой и второй очереди в ряде случаев имели преимущество перед залоговым кредитором.

Теперь при банкротстве должника банки на стадии конкурсного производства гарантированно получают восемьдесят процентов выручки от реализации заложенного имущества, другие кредиторы – семьдесят процентов.

В процедурах финансового оздоровления и внешнего управления требования кредитора подлежат полному удовлетворению за счет реализованного имущества.

Практика применения указанных изменений законодательства уже показала, что большая часть новелл является удачной и вполне соответствует экономическим реалиям в России.

Последствия признания недействительными сделок должника на стадии наблюдения

В соответствии со ст. 60 Закона о банкротстве временный управляющий вправе предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением норм Закона о банкротстве.

В первом случае речь идет о признании сделок недействительными по общим основаниям, предусмотренным ГК. Представляется, что возможности временного управляющего при этом ограничены. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК, тогда как требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом (ст. 166 ГК РФ).

Очевидно, что временный управляющий вправе требовать признания недействительными ничтожных сделок. Учитывая, что он не является законным представителем должника и не указан в ГК в качестве лица, полномочного предъявлять требования о признании оспоримых сделок недействительными, он не может предъявлять в суд подобные иски.

Получается, что временный управляющий не вправе требовать признания недействительными сделок должника в случаях, предусмотренных ст. ст. 173, 174, 178, 179 ГК РФ (сделки, выходящие за пределы правоспособности юридического лица, сделки, совершенные с превышением полномочий органа юридического лица и т.д.).

  • связанные с передачей недвижимого имущества в аренду, залог, с внесением указанного имущества в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или с распоряжением таким имуществом иным образом;
  • связанные с распоряжением иным имуществом должника, балансовая стоимость которого составляет более 10 процентов балансовой стоимости активов должника;
  • связанные с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требований, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника;
  • иные сделки, совершение которых без согласия временного управляющего запрещено арбитражным судом по ходатайству временного управляющего.

Соответственно заключение таких сделок без согласия временного управляющего влечет их ничтожность. Следует отметить, что контроль временного управляющего за сделками, связанными с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требований, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника, не зависит от суммы указанных сделок.

Временный управляющий также вправе оспорить решения органов управления должника, принятые с нарушением Закона о банкротстве. Так, Закон запрещает органам управления должника принимать решения о его реорганизации и ликвидации; о создании юридических лиц или об участии в иных юридических лицах; о создании филиалов и представительств;

о выплате дивидендов; о размещении должником облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг; о выходе из состава участников должника — юридического лица; о приобретении у акционеров ранее выпущенных акций. Основная цель введения указанных ограничений — обеспечение сохранности имущества. Казалось бы, исчерпывающий круг этих ограничений позволяет найти иные способы уменьшения активов должника.

Однако сделать это достаточно сложно ввиду того, что нормы, так или иначе связанные с институтом банкротства, содержатся не только в Законе о банкротстве. Так, при буквальном его толковании на стадии наблюдения общее собрание участников должника — общества с ограниченной ответственностью вправе принимать решение о распределении чистой прибыли общества между участниками.

Таким образом, принятие такого решения Закон не запрещает (термин «дивиденды» к обществу с ограниченной ответственностью неприменим). Однако Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» исключает возможность такого решения, если на момент его принятия (выплаты) общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) или если указанные признаки появятся у общества в результате принятия такого решения.

В случае признания сделки должника недействительной по заявлению временного управляющего следует учитывать, что на совершение определенных Законом о банкротстве сделок должника вводятся ограничения (их совершение допускается только с согласия временного управляющего). Является ли возврат полученного должником по недействительной сделке сделкой?

Данный вопрос является дискуссионным. В последнее время большинство ученых-юристов сходятся на том, что исполнение (по аналогии — возврат полученного по недействительной сделке) сделкой не является. При этом они указывают на то, что «по своей юридической природе исполнение является не сделкой, а юридическим поступком, т.е.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — М.: Издательство «Статут», 2001 (издание 3-е, стереотипное).

При таком подходе (когда возврат полученного по недействительной сделке сделкой не признается) соответственно не действуют нормы Закона о банкротстве, запрещающие совершение определенных сделок должника без согласия временного управляющего. Следовательно, должник должен вернуть своему контрагенту по недействительной сделке все полученное от него без каких-либо ограничений.

Дополнительные гарантии залоговых кредиторов

Напомним, что сутью залога является право кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом (п. 1 ст. 334 ГК РФ).

В таком же порядке залогодержатель может получить удовлетворение своих требований и из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано, если только утрата или повреждение не произошли по причинам, за которые залогодержатель отвечает (абз. 2 п. 1 ст. 334 ГК РФ).

Если право собственности залогодателя на заложенное имущество прекращается вследствие изъятия (выкупа) для государственных или муниципальных нужд, залогодателю предоставляется другое имущество, на которое распространяется право залога, или денежное возмещение, за счет которого залогодержатель получает преимущественное право удовлетворения своего требования (п. 1 ст. 354 ГК РФ).

При этом преимущественное право залогодержателя не является абсолютным. Есть ограничения, установленные законом, о которых будет сказано ниже.

Закон о банкротстве предусматривает и ряд других гарантий прав залоговых кредиторов, дающих ему возможность контролировать судьбу заложенного имущества.

Так, например, в соответствии со ст.ст. 115 и 141 Законао банкротстве, такая мера по восстановлению платежеспособности должника, как замещение активов на стадии финансового оздоровления и внешнего управления, может быть реализована только при условии, что за принятие такого решения проголосовали все залоговые кредиторы.

Кроме того, при расчетах с кредиторами на стадии конкурсного производства в качестве отступного может быть предоставлено только имущество должника, не обремененное залогом (п. 8 ст. 142 Законао банкротстве).

Еще одна гарантия связана с тем, что мировое соглашение считается принятым при условии, если за него проголосовали все залоговые кредиторы.

Таким образом, у залоговых кредиторов есть выбор – «выторговать» для себя наиболее выгодные условия при заключении мирового соглашения либо дождаться реализации заложенного имущества и удовлетворить свои права требования за счет его продажи.

Тем более, что если иное не предусмотрено мировым соглашением, залог имущества должника, обеспечивающий исполнение им принятых на себя обязательств, сохраняется (абз. 2 п. 3 ст. 156 Закона о банкротстве).

Интересно отметить, что, согласно дореволюционному законодательству, кредиторы, требования которых были обеспечены залогом, не принимали участия в решении вопроса о мировой сделке (решение Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената за 1884, № 30), –поскольку они, пользуясь правом отдельного удовлетворения, не были заинтересованы в исходе конкурсного процесса и могли подать голос за мировую сделку, хотя бы она была невыгодна для кредиторов[6].

Такое привилегированное положение залогового кредитора компенсируется определенными ограничениями.

Залоговые кредиторы имеют право голоса на собраниях кредиторов только на стадии наблюдения.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyde

В процедурах финансового оздоровления и внешнего управления они являются «пассивными кредиторами». Право голоса у них возникает только в случаях отказа залогового кредитора в данных процедурах от реализации предмета залога или вынесении арбитражным судом определения об отказе в удовлетворении ходатайства о реализации предмета залога.

До этого они только вправе участвовать в собрании кредиторов без права голоса, в том числе выступать по вопросам повестки собрания кредиторов.

В процедуре конкурсного производства залоговые кредиторы не имеют права голоса на собраниях кредиторов, кроме случаев, где необходимость голосов таких кредиторов прямо предусмотрена законом, например, при замещении активов должника, при заключении мирового соглашения.

Последствия признания недействительными сделок должника на стадии внешнего управления

В соответствии с Законом о банкротстве с момента введения наблюдения полномочия руководителя должника и иных его органов управления переходят к внешнему управляющему (за отдельными исключениями). Последний, являясь законным представителем должника, вправе предъявлять иски о признании его сделок недействительными (применении последствий их недействительности) по основаниям, предусмотренным ГК РФ.

сделка совершена с заинтересованным лицом и в результате ее исполнения кредиторам были или могут быть причинены убытки;

сделка заключена или совершена с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, и указанная сделка влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими;

сделка совершена должником — юридическим лицом после возбуждения дела о банкротстве или в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, и указанная сделка связана с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника участнику должника в связи с его выходом из состава участников должника.

Как говорилось выше, требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лишь лицами, указанными в ГК РФ (ст. 166 ГК РФ). Закон о банкротстве предоставляет право оспаривать сделки должника внешнему управляющему. По сделкам, связанным с выплатой (выделом) доли (пая), а также направленным на предпочтительное удовлетворение требований отдельных кредиторов право обращаться в суд с иском о признании их недействительными Законом предоставляется также кредитору должника.

ГК РФ аналогичных положений не содержит. Таким образом, названные нормы Закона о банкротстве юридической силы не имеют. Получается, что в Законе о банкротстве правомерно устанавливаются условия {amp}lt;*{amp}gt; признания сделок должника недействительными, но при этом неправомерно указываются лица, полномочные требовать признания таких сделок недействительными.

Предлагаем ознакомиться:  Как выдавать вкладыши в трудовые книжки работникам

Вместе с тем арбитражная практика (возможно, руководствуясь принципом справедливости и целесообразностью) «не замечает» вышеуказанных правовых проблем. При этом, например, в приложении к Письму ВАС РФ «Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в судебной практике» от 6 августа 1999 г. N 43 применительно к ст. 78 Закона говорится именно об основаниях признания сделок недействительными.

Рассмотрим поочередно сделки должника, которые Закон о банкротстве определяет как оспоримые.

  1. Сделка с заинтересованным лицом. Для признания такой сделки недействительной внешнему управляющему необходимо доказать следующий юридический состав:
  • стороной сделки является заинтересованное лицо;
  • достаточный размер убытков, которые причинены или могут быть причинены кредиторам;
  • наличие причинно-следственной связи между убытками и исполнением указанной сделки.

Закон не связывает возможность признания сделки с заинтересованным лицом недействительной со временем ее заключения. Кто может быть признан заинтересованным лицом в отношении должника, определяет ст. 18 Закона о банкротстве. Это:

  • юридическое лицо, которое является материнским или дочерним по отношению к должнику в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации;
  • руководитель должника, а также лица, входящие в его совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе соответствующие лица, освобожденные от своих обязанностей в течение одного года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве;
  • супруг (супруга), родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, сестры, братья супруга (супруги) лиц, перечисленных в предыдущем пункте.

Следует отметить, что данная статья не учитывает всех случаев заинтересованности. К примеру, сделка с лицом, 100% акций (долей) в уставном капитале которого принадлежит юридическому лицу, являющемуся дочерним по отношению к должнику, не рассматривается как сделка с заинтересованным лицом.

При определении размера убытков следует учитывать, что в соответствии со ст. 15 ГК РФ «под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)». Очевидно, что убытками, в частности, будет являться разница между рыночной ценой и ценой, указанной в договоре.

  1. Сделка, направленная на предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. Для признания такой сделки недействительной внешнему управляющему или кредитору необходимо доказать следующий юридический состав:
  • сделка заключена или совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом;
  • указанная сделка влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.

Представляется, что по данному основанию может быть признана недействительной практически любая сделка должника, заключенная и исполненная в обозначенный период, если при этом у должника имелся хотя бы один кредитор. В таком случае при заключении сделки с другим лицом, по которой последнее становится кредитором должника и должник исполняет эту сделку, естественно, должник тем самым предпочтительно перед первым кредитором удовлетворяет требования второго {amp}lt;*{amp}gt;.

Можно привести и другой пример. Если должник, имея задолженность по уплате налоговых платежей в бюджет и соответствующие инкассовые распоряжения на расчетном счете на взыскание недоимок, в целях возврата кредита уступает банку право требования к покупателю его продукции и поступившие от покупателя денежные средства банк зачисляет на ссудный счет должника, минуя его расчетный счет, заключенный должником договор цессии направлен на приоритетное (перед бюджетом) получение банком денежных средств.

Особенностью внешнего управления является то, что с момента его введения вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам должника. Мораторий распространяется на денежные обязательства и обязательные платежи, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления.

Под денежным обязательством Закон о банкротстве понимает «обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации». Таким образом, если должник до введения внешнего управления получил по недействительной сделке денежные средства (либо он получил от своего контрагента иное исполнение, возвратить которое в натуре невозможно), он должен вернуть денежные средства (возместить стоимость полученного в деньгах). Однако в период действия моратория он не сможет этого сделать, так как на указанное обязательство распространяется мораторий.

Если же должник до введения внешнего управления получил по недействительной сделке какое-либо имущество, не являющееся денежными средствами, и должник имеет возможность вернуть это имущество, то он должен сделать это без каких-либо ограничений, так как на указанное обязательство мораторий не распространяется.

Продажа заложенного имущества без согласия залогового кредитора

В соответствии со ст. 50 ФЗ «Об ипотеке», залогодержатель вправе обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения за счет этого имущества требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное.

Соответственно о принудительном обращении взыскания на предмет залога речь может идти только в том случае, если происходит неисполнение.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightde

Кредитор вначале должен потребовать досрочно исполнить обеспеченное обязательство, например возвратить кредит или заем, и только после неисполнения такого обязательства может обращать взыскание на предмет залога.

Само по себе ухудшение финансового положения должника не дает возможности кредитору требовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства. Но есть судебная практика, где суды учитывали предбанкротное состояние и выносили решение о досрочном взыскании суммы задолженности, в том числе на основании ухудшения финансового состояния заемщика[2].

Даже если вводятся процедуры банкротства, кредитор не вправе потребовать досрочного исполнения обязательств, но может попытаться использовать ст. 813 ГК РФ, в соответствии с которойпри ухудшении условий обеспечения по обстоятельствам, за которые займодавец не отвечает, он вправе потребовать досрочного возврата суммы займа и уплаты процентов.

Предположим, что в отношении залогодержателя процедуры, применяемые в деле о банкротстве, все-таки были введены, а срок и основания для обращения взыскания на заложенное имущество еще не наступили.

В такой ситуации ранее одним из опасений для залогодержателя являлась возможность продажи заложенного имущества в ходе банкротства, без учета его согласия.

До внесения изменения в Законо банкротстве Законом № 306-ФЗ положения о необходимости получения согласия залогодержателя содержались в двух главах Закона о банкротстве – посвященных финансовому оздоровлению (ст. 82) и внешнему управлению (ст. 101).

Теперь же из указанных глав данные нормы исключены. Вместо этого в Законео банкротстве появилась общая ст. 18.1. «Особенности правового положения кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника». Согласно ей, должник вправе отчуждать заложенное имущество или обременять его иными способами только с согласия залогового кредитора, однако с оговоркой, что иное может быть предусмотрено федеральным законом или вытекать из существа обязательства.

Остается не совсем понятным, что это за «иные» ситуации, когда имущество может быть продано без согласия залогодержателя. Не исключено, что речь идет о стадии конкурсного производства.

Судебная практика, которая успела сформироваться еще до внесения вышеуказанного изменения в Законо банкротстве, подтверждает, что на стадии конкурсного производства для отчуждения заложенного имущества согласия залогодержателя испрашивать не нужно.

Это было косвенно подтверждено еще в Постановлении Пленума ВАС РФ № 29 от 15.12.2004 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». В нем было сказано, что получение согласия залогодержателя на распоряжение предметом залога необходимо только в ходе таких процедур банкротства, как внешнее управление и финансовое оздоровление.

Ссылки на это постановление ВАС РФ существуют и в достаточно свежих решениях кассационных судов[5].

В данный момент судебная практика по этому вопросу еще окончательно не сформировалась, но весьма логично, что она должна претерпеть серьезные изменения. В последнем Постановлении Пленума ВАС № 58 данный вопрос, к сожалению, не нашел отражения.

Существует и еще один важный момент, связанный с правами залогового кредитора. Это наличие возможности получить большую сумму, чем гарантированный законом процент (80 процентов для кредитных организаций по кредитным договорам и 70 процентов для всех остальных)[8].

Денежные средства, оставшиеся на специальном банковском счете должника после полного погашения требований первой и второй очереди (размер таких средств может достигать соответственно 15/20 процентов от вырученных средств), если такие требования отсутствуют или для их погашения достаточно другого имущества, будут направлены залоговому кредитору.

Денежные средства, оставшиеся после погашения суммы задолженности и процентов, направляются в конкурсную массу.

При этом в силу п. 1 ст. 334 ГК РФ требования залогового кредитора погашаются в приоритетном порядке перед остальными кредиторами третьей очереди, за изъятиями, установленными законом.

Получается, что теоретически залоговый кредитор может получить практически все денежные средства, вырученные от реализации заложенного имущества, за вычетом текущих платежей.

Пункт 17 Постановления Пленума ВАС № 58 гласит, что, согласно п. 3 ст. 137 Законао банкротстве, требования кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций учитываются отдельно в реестре требований кредиторов. Они подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Это означает, что даже в том случае, если сумма основной задолженности и процентов составит менее чем 70/80 процентов от суммы реализованного имущества, то возмещение убытков, взыскание неустоек и иных финансовых санкций осуществляется после оплаты текущих платежей и удовлетворения требований первой и второй очереди.

Предлагаем ознакомиться:  Подача кредитором заявления о банкротстве должника

Обращаем внимание, что новый порядок распределения вырученных средств должен применяться, если производство по делу о банкротстве началось после 11 января 2009 года.

Кроме того, применительно к отдельным процедурам, используемым в деле о банкротстве, новые правила начнут действовать с момента введения новой процедуры, т.е. после 11 января 2009 года.

Последствия признания недействительными сделок должника на стадии конкурсного производства

Наибольшее количество вопросов возникает при применении ст. 101 Закона о банкротстве, согласно которой «при осуществлении своих полномочий конкурсный управляющий предъявляет иски о признании недействительными сделок, совершенных должником». Представляется, что в данном случае речь идет о праве конкурсного управляющего требовать признания сделок должника недействительными на основании норм ГК РФ.

Статья 78 Закона о банкротстве («Недействительность сделок должника»), в которой сформулированы специальные условия признания сделок должника недействительными, в данном случае применению не подлежит, так как в ней говорится о праве внешнего управляющего требовать признания сделок должника недействительными, но не конкурсного.

Кроме того, данная статья помещена в гл. V «Внешнее управление» {amp}lt;*{amp}gt;. Арбитражная практика сначала восприняла подобный подход к толкованию норм Закона о банкротстве. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 6 июля 1999 г. N 6372/98 указано, что «постановлением апелляционной инстанции от 24.07.

1998 решение отменено и в иске отказано по мотиву отсутствия у конкурсного управляющего права предъявлять иски о признании сделок недействительными по основаниям, предусмотренным статьей 78 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Естественно, такая практика не отвечала интересам кредиторов и не соответствовала духу Закона о банкротстве.

В настоящее время арбитраж распространяет действие ст. 78 Закона о банкротстве на конкурсного управляющего. Так, в приложении к Письму ВАС РФ от 06.08.1999 N 43 «Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в судебной практике» предусмотрено: «Конкурсный управляющий также вправе предъявить иски о признании указанных сделок недействительными, в том числе по основаниям, предусмотренным статьей 78 Закона о банкротстве».

В случае признания сделки должника недействительной по заявлению конкурсного управляющего следует учитывать ряд моментов, связанных с особенностями конкурсного производства. Во-первых, с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования к должнику могут быть предъявлены только в рамках конкурсного производства.

Закон о банкротстве не предусматривает каких-либо исключений в части очередности удовлетворения требований для кредиторов по обязательствам должника, вытекающим из недействительных сделок. Таким образом, если должник до введения наблюдения получил по недействительной сделке денежные средства (либо иное исполнение, возвратить которое в натуре невозможно), он должен вернуть денежные средства (возместить стоимость полученного).

Совсем иная ситуация возникает, когда должник до введения наблюдения получил по недействительной сделке какое-либо имущество, не являющееся денежными средствами, и должник имеет возможность вернуть это имущество. В этом случае полученное должником имущество не должно включаться в конкурсную массу, так как у должника не возник титул собственника на указанное имущество.

Однако возвратить полученное в натуре должнику мешает запретительная норма, содержащаяся в ст. 98 Закона о банкротстве, согласно которой «исполнение обязательств должника допускается в случаях и порядке, которые установлены настоящей главой». Глава VI «Конкурсное производство» Закона о банкротстве не предусматривает возможности возврата должником имущества, полученного вследствие неосновательного обогащения {amp}lt;*{amp}gt;.

Следует иметь в виду, что здесь и выше говорится лишь о тех ограничениях, которые предусмотрены законодательством о несостоятельности (банкротстве). В данном случае нужно учитывать позицию Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенную в п. 25 Постановления ВАС «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» от 25 февраля 1998 г.

N 8, согласно которой, если собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю (ст. 302 ГК РФ), в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано {amp}lt;*{amp}gt;.

Внесудебное обращение взыскания

Отказ от исполнения договоров — один из наиболее эффективных методов выполнения задач, поставленных перед арбитражным управляющим. Следует иметь в виду, что возможность отказа не придает устойчивости складывающимся в гражданском обороте правовым связям. Как правило, он влечет для кредитора по этому обязательству существенные убытки.

Вместе с тем, отказываясь от исполнения неблагоприятных для должника договоров, арбитражный управляющий создает условия для восстановления его платежеспособности либо увеличения (сохранения) конкурсной массы. Поэтому законодатель, устанавливая основания, по которым арбитражный управляющий может отказаться от исполнения договоров должника, автоматически разрешает довольно сложный вопрос: насколько можно ущемить принцип верности договорным обязательствам, чтобы при этом не привести к дестабилизации гражданского оборота?

Нормы Закона о банкротстве, позволяющие арбитражному управляющему отказываться от исполнения договоров должника, основываются на положениях части первой ГК РФ. В соответствии с п. 3 ст. 450 ГК односторонний отказ от исполнения договоров полностью или частично допускается, если это предусмотрено законом или соглашением сторон.

Данное правило корреспондирует ст. 310 ГК, согласно которой односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. Одним из таких законов (которые предусматривают случаи одностороннего отказа от исполнения договора) является Закон о банкротстве.

Статьи 77 и 101 Закона о банкротстве регламентируют порядок отказа арбитражного управляющего от исполнения договоров. Такое право предоставляется внешнему и конкурсному управляющим. При осуществлении мер по предупреждению банкротства кредитной организации в форме назначения временной администрации по управлению этой организацией право отказа от исполнения договоров предоставляется руководителю временной администрации.

При этом в соответствии со ст. 27 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» таким правом руководитель временной администрации может воспользоваться в случае приостановления полномочий исполнительных органов кредитной организации. Временный управляющий не может отказываться от исполнения договоров должника.

Это объясняется тем, что при введении наблюдения руководитель должника продолжает осуществлять свои полномочия, но с ограничениями, предусмотренными Законом о банкротстве. Вместе с тем представляется, что было бы разумным предоставить право отказываться от исполнения договоров по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, и временному управляющему — в случае отстранения руководителя должника от должности (по аналогии с Законом о банкротстве кредитных организаций).

Отказ от исполнения допускается только в отношении тех договоров должника, которые заключены до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, а также в ходе наблюдения без согласия временного управляющего.

Внешний (конкурсный) управляющий и руководитель временной администрации вправе прибегнуть к этой мере при одновременном соблюдении следующих условий:

  • договор не исполнен сторонами полностью или частично;
  • исполнение договора должника повлечет убытки для должника по сравнению с аналогичными договорами, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах; или договор является долгосрочным (заключен на срок более одного года) либо рассчитан на получение положительных результатов для должника лишь в долгосрочной перспективе; или имеются иные обстоятельства, препятствующие восстановлению платежеспособности должника {amp}lt;*{amp}gt;.

Очевидно, что в случае спора о правомерности одностороннего отказа от исполнения договора должника по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, арбитражный суд вынужден будет разрешать дело, исходя в большей степени из экономических соображений (препятствует ли исполнение данного договора восстановлению платежеспособности должника и т.п.).

Арбитражный управляющий вправе заявить отказ от исполнения договоров должника в трехмесячный срок с момента введения внешнего управления или конкурсного производства (п. 1 ст. 77 Закона о банкротстве). Согласно ст. 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично договор считается расторгнутым.

Поэтому последствия отказа арбитражного управляющего от исполнения договора должника регламентируются ст. 453 ГК РФ «Последствия изменения и расторжения договора». Согласно этой статье при расторжении договора обязательства сторон прекращаются; при этом стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Закон о банкротстве предусматривает право контрагента должника потребовать от должника возмещения реального ущерба, вызванного отказом от исполнения договора. Никаких дополнительных компенсаций за нарушение своих прав (например, упущенную выгоду) контрагент потребовать не вправе. Реальный ущерб как составная часть убытков включает в себя расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (ст. 15 ГК РФ).

Помимо ограничений размера убытков, подлежащих возмещению кредитору должника в связи с отказом арбитражного управляющего от исполнения договора должника, Закон о банкротстве ущемляет интересы такого кредитора еще и в том, что на стадии внешнего управления на удовлетворение его требований о возмещении убытков распространяется мораторий.

Учитывая, что требования кредиторов о возмещении убытков, вызванных отказом арбитражного управляющего от исполнения договоров должника, подпадают под определение «денежное обязательство», сформулированное в Законе о банкротстве, а кредиторы по таким обязательствам соответственно являются «конкурсными кредиторами», последние имеют право участвовать на собрании кредиторов с правом голоса.

Для того чтобы не парализовать работу должника в период проведения наблюдения и с учетом того что процедура наблюдения предполагает контроль за действиями должника со стороны арбитражного управляющего, Закон о банкротстве установил, что договоры должника, заключенные в ходе наблюдения с согласия арбитражного управляющего, не могут быть расторгнуты в одностороннем порядке вследствие отказа от их исполнения по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве. Такие договоры расторгаются в порядке, предусмотренном ст. 450 ГК РФ.

Определенные типы правоотношений представляют особенную общественную значимость. Поэтому при предоставлении арбитражному управляющему права отказываться от исполнения договоров должника отдельные типы договоров должны подпадать под защиту государства. Однако Закон о банкротстве подобных исключений не предусматривает.

Данная идея прослеживается лишь в Федеральном законе «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса» от 24 июня 1999 г. N 122-ФЗ. Согласно ст. 16 этого Закона внешний управляющий не вправе отказаться от исполнения организацией-должником договоров энергоснабжения, поставки, транспортировки газа, нефти и нефтепродуктов, распределения газа, нефти и нефтепродуктов, заключенных с потребителями, подача (поставки) топливно-энергетических ресурсов которым не подлежит ограничению и (или) прекращению в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Внешний управляющий не вправе также отказаться от поставок газа, осуществляемых в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Между тем помимо топливно-энергетического комплекса существуют и иные отрасли (иные типы договоров), где односторонний отказ от исполнения договоров может причинить существенный вред обществу в целом.

· сумма неисполненного обязательства составляет менее 5,0% от размера оценки предмета ипотеки;

Предлагаем ознакомиться:  Отпуск у работника на неполном рабочем дне

· период просрочки составляет менее трех месяцев.

При этом для обязательств, предусматривающих периодические платежи, должно присутствовать систематическое нарушение оплаты таких платежей более трех раз в течение 12 месяцев, даже при условии незначительности просрочки, если иное не предусмотрено договором об ипотеке.

В ранее действовавшем законодательстве отсутствовали четкие основания для отказа в обращении взыскания на заложенное имущество.

Существовало правило, что в обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано, если допущенное должником нарушение основного обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

На практике определение степени значительности нарушения зачастую вызывало споры, в том числе судебные.

Внесудебное обращение взыскания

Согласно Закону № 306-ФЗ, удовлетворение требований залогодержателя за счет имущества, заложенного по договору об ипотеке, без обращения в суд (во внесудебном порядке) допускается на основании соглашения между залогодержателем и залогодателем, которое может быть включено в договор об ипотеке или заключено в виде отдельного договора.

Соглашение заключается при условии наличия нотариально удостоверенного согласия залогодателя на внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное имущество. Такое согласие может быть дано до заключения договора об ипотеке.

Как известно, раньше достижение соглашения о внесудебной процедуре обращения взыскания допускалось только в случае неисполнения обязательства.

Это приводило к тому, что процедура внесудебного обращения взыскания практически никогда не использовалась. Причина — большинство залогодателей не были готовы к заключению соглашения о внесудебном обращении взыскания на указанной стадии, а у кредиторов отсутствовали рычаги воздействия на должника.

В то же время следует отметить, что Законом № 306-ФЗ был расширен перечень случаев, когда взыскание на предмет залога может быть обращено только в судебном порядке. Например, при ипотеке жилых помещений, принадлежащих на праве собственности физическим лицам, а также при обращении взыскания на недвижимое имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности.

Что касается обращения взыскания на заложенное имущество в процессе банкротства, то новое законодательство[4] предусматривает следующее. Заложенное имущество должно реализовываться только в судебном порядке, вне зависимости от имеющегося соглашения о внесудебном обращении взыскания, заключенного между залогодателем и залогодержателем до принятия заявления о банкротстве.

При этом на стадии наблюдения имущество вообще не подлежит реализации.

· заключенное после даты введения наблюдения соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество является ничтожной сделкой в силу ст. 168 ГК РФ;

· соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество, заключенное до указанной даты, после введения наблюдения исполнению не подлежит.

Приобретение заложенного имущества для себя или третьих лиц

Закон № 306-ФЗ существенно детализировал порядок реализации недвижимого имущества, на которое взыскание обращено во внесудебном порядке.

Одним из наиболее важных нововведений стало следующее. Стороны договора ипотеки могут уже на стадии его заключения в соглашении о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество предусмотреть, что такое имущество будет реализовано посредством его приобретения залогодержателем для себя или третьих лиц с зачетом покупной цены в счет требований залогодержателя к залогодателю.

Приобретение для себя или третьих лиц возможно, только если договор залога заключен между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в обеспечение связанных с предпринимательской деятельностью обязательств.

В остальных случаях имущество реализуется путем проведения торгов или по договору комиссии.

Обращаем внимание, что указанная возможность неприменима в отношении земельных участков и зданий на земельных участках, находящихся в собственности залогодателя, имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности.

Какие рекомендации можно дать залогодержателям?

· предусматривают ли условия договора досрочное исполнение обязательства;

· существует ли возможность для внесудебного порядка обращения взыскания на заложенное имущество – предмет залога, соблюдение иных условий;

https://www.youtube.com/watch?v=upload

· какие требования существуют к залогодателю – 1-я и 2-я очереди.

Стоит учитывать, что, согласно п. 1 ст. 9 Закона № 306-ФЗ, положения закона применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления его в силу (11 января 2009 года).

Отсутствует окончательная судебная практика по применению к договорам, заключенным до вступления в силу закона. Однако автор статьи придерживается мнения, что соглашение о внесудебном обращении взыскания может быть подписано и в отношении тех договоров, которые были заключены до принятия Закона № 306-ФЗ.

На практике уже заключаются подобные соглашения, и их действие распространяется на ранее заключенные договоры ипотеки. Думается, что суды отнесутся к такой практике положительно.

Распределение средств при реализации заложенного имущества

До внесения изменений в Законо банкротстве и их разъяснения ВАС РФ существовала некоторая неясность с тем, на что же может претендовать залогодержатель при обращении взыскания на заложенное имущество.

Об очередности удовлетворения требований говорилось еще в ст. 69 Карамзинского списка: сначала получал удовлетворение князь, потом купцы иностранные и других городов, наконец, местные кредиторы[7].

В наше время залоговые кредиторы и являются своего рода «князем», особенно в свете последних новелл законодательства.

На стадии финансового оздоровления и внешнего управления

Каким образом распределяются средства, полученные при реализации заложенного имущества в процедурах финансового оздоровления и внешнего управления?

ВАС РФ в Постановлении № 58 дал следующую трактовку: «Требования залогового кредитора подлежат полному удовлетворению. Средства от реализации заложенного имущества не могут направляться на погашение текущих платежей и расчеты с иными кредиторами (в том числе с кредиторами первой и второй очереди) до погашения требований залогодержателя».

В этом важном вопросе, наконец, была поставлена точка. Ранее было непонятно, распространяется ли требование о гарантированном получении 80/70 процентов на процедуры финансового оздоровления и внешнего управления, несмотря на то что ст. 138 Законао банкротстве находилась в гл. VII «Конкурсное производство».

На стадии конкурсного производства

По общему правилу, в соответствии со ст. 138 Закона о банкротстве из средств, вырученных от реализации предмета залога, семьдесят процентов, но не более чем основная сумма задолженности и процентов, должно направляться на погашение требований залогового кредитора.

· двадцать процентов — для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника для погашения указанных требований;

· оставшиеся денежные средства — для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

Помимо этого общего порядка, Законом о банкротстве предусмотрен специальный порядок удовлетворения требований кредиторов по кредитным договорам.

Если требования вытекают из кредитного договора, то из средств, вырученных от реализации предмета залога, кредитор получает не семьдесят процентов, а восемьдесят. А при некоторых условиях, о которых будет сказано ниже, — даже больше восьмидесяти.

· пятнадцать процентов пойдет на погашение требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества,

· оставшиеся — будут использованы для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг привлеченных им лиц.

Важно отметить, что если раньше правила Закона о банкротстве позволяли обращать взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований, пользующихся преимуществом перед требованиями залогодержателя, независимо от наличия или отсутствия у должника-банкрота иного незаложенного имущества, то теперь это исключено.

Средства, вырученные от реализации предмета залога, направляются для погашения требований кредиторов первой и второй очередей только в случае недостаточности иного имущества должника.

Потенциальные проблемы при обращении взыскания на заложенное имущество

Следующая проблема, на которой хотелось бы акцентировать внимание, связана с тем, каким образом банкротящийся залогодатель может помешать обращению взыскания на заложенное имущество.

В условиях финансового кризиса для залогодателей становится все более и более распространенной практикой использование всех возможных средств для того, чтобы отказаться от удовлетворения требований залогодержателя и воспрепятствовать его попытке обратить взыскание на предмет ипотеки.

Из Законао банкротстве следует, что конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, в ходе финансового оздоровления и внешнего управления вправе обратить взыскание на заложенное имущество только в том случае, если должник не докажет, что обращение взыскания на заложенное имущество должника сделает невозможным восстановление его платежеспособности.

Заметим, что для конкурсного производства данного ограничения не предусмотрено.

Очевидно, что его и не должно быть, исходя из того, что цели восстановить платежеспособность должника в рамках этой процедуры не преследуется.

Возможность отказа должника от договоров во время реабилитационных процедур является эффективным рычагом, способствующим восстановлению платежеспособности должника, и активно используется законодательствами о несостоятельности (банкротстве) зарубежных стран[9].

В Англии и Уэльсе право на отказ от договоров должника возможно только во время ликвидационных процедур и предусмотрено в Article 178 Insolvency Act 1986[10]. Ликвидатор имеет право отказаться от всех «невыгодных» договоров.

В соответствии с законодательством США управляющий должен принять решение об отказе от договора до утверждения плана реорганизации или в течение 60 дней с момента вынесения судом решения о ликвидации.

Суд может увеличить или уменьшить этот срок по заявлению сторон договора. Решение об отказе от договора принимается только с согласия суда.

Если в указанный период контрагент не получил ответа, то считается, что управляющий отказался от договора.

При намерении исполнять его и наличии в прошлом нарушений со стороны должника управляющий должен предоставить гарантии того, что договор будет должным образом исполняться в будущем[11].

Следует отметить, что до выхода Постановления Пленума ВАС № 58 некоторые должники пытались в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора ипотеки.

В соответствии со ст. 102 Законао банкротстве внешний управляющий в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника.

Конечно, при этом ему придется доказать, что такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или что исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.

Кроме того, должник будет обязан возместить убытки, вызванные односторонним отказом.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertisede

На первый взгляд применительно к оспариванию ипотеки применение этой нормы может показаться абсурдным. Но на практике такие попытки встречаются. Причем существующая судебная практика по данной проблеме не однозначна. Так, некоторые суды признавали возможным отказаться от исполнения договора ипотеки по такому основанию[12].

ВАС РФ дал логичный отрицательный ответ в Постановлении Пленума № 58 – законом не предусмотрена возможность заявления внешним или конкурсным управляющим отказа от исполнения обязательств по договору залога.

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector